Пятнадцать лет со дня вступления Чешкой Республики в НАТО

Нынешний год по праву является, годом знаменательных дат. Прошло 15 лет с момента вступления ЧР в ряды НАТО, несомненно, за этим стоит понаблюдать. Безопасность не является темой, которая “двигала бы” чешское общество, даже напротив мы можем охарактеризовать эту тему, как “неприятной и больной”.

В историческом контексте 20го века, этому даже нельзя удивляться, не раз в этом столетии Чешская Республика проходила этапы связанные с потерей суверенитета, не смотря в какие годы это было: в 1938, 1939 или 1968. После 1989 года со знаниями  исторического опыта, формировались основы и принципы внешней политики и безопасности страны в целом. В то время  главными “архитекторами” нашей внешней политики были В.Гавел и И.Диснтбир. Их представление о международной интеграции страны формировались во времена инакомыслия и базировались на основе концепции единого сотрудничества Европы без НАТО, Варшавского договора и при поддержке ОБСЕ. Уход советских войск с территории нашей страны и дальнейшего распада Варшавского договора были определёнными шагами к достижению данных идей. Разваливающаяся Югославия и СССР, война в Персидском заливе показали на необходимость  существование  механизмов, которые были бы гарантом безопасности и стабильности в Европе.

Чешское правительство начало осознавать данную ситуацию в более масштабных рамках, поэтому в основном  внешняя политика была направлена на евро-атлантические структуры. На начальном этапе было ясно, что вопрос о вступлении бывших сателлитов СССР в Альянс, является долгосрочной проблемой по целому ряду причин. Одной из причин был международный климат и безопасность в целом. СССР, дальше уже Россия, частично потеряла своё влияние в центрально-европейском районе, однако, её противостояние расширению НАТО был одним из ключевых моментов. Государства-кандидаты пресекали право вето со стороны России и вступление  в Альянс они понимали, как свободное решение. Однако, нельзя было пренебрегать позицией России в то время.  Одной из главной задач было нормализовать российско-чешские отношения, не обращая внимание на исторический опыт. Основой нового политического курса между Россией и Чехией стал договор о “дружеских отношениях и кооперации”, который подписали Гавел и Ельцин, во время визита последнего в Прагу в 1993 году.

В те времена открытым  оставался вопрос о том, примет ли членство в Альянсе чешское общество, где большая часть популяции была сдержанна по отношению к НАТО и не было определённой поддержки. Такая позиция была результатом разношерстности чешской политической репрезентации. Правые партии были за вступление ЧР в НАТО, в то время, как Вацлав Клаус смотрел на проблему безопасности более “хладнокровно” и больше акцентировал внимание на участие ЧР в международных экономических программах. Так же “внутри”, в то время оппозиционной  ЧССД (социал-демократическая партия), не было никакой определённой поддержки и ясности.

Социал-демократы выбрали осторожную позицию (считаясь с общественным мнением) и конечное решение было принято после референдума, от которого они прагматично отступили, хотя может это были и они, из-за правительственных мандатов которых дошло к присоединению ЧР к НАТО.

Первые дни ЧР в НАТО сопровождались “экзаменами”, и  это в соответствии нашей позиции по отношению кампании НАТО в бывшей Югославии.  Шаги чешской дипломатии были весьма продуманными, хоть и “медленными”, не смотря на заявление Гавела о постоянной поддержке действий НАТО, реакция власти не была однозначной. Чехия пыталась активно участвовать в урегулировании Югославского конфликта. В мае руководству НАТО был предоставлен текст предлагающий решение косовского кризиса, инициаторами были Чехия и Греция. Инициатива, пункты в которой уже были не раз представлены, не получила достаточной огласки. Данные действия лишь побудили недоверие к союзнической ответственности ЧР. Это было не первой раз, когда делегаты ЧР не смогли отстоять и доказать свою точку зрения по отношению к некоторым действиям в мире.

Первые года в членстве НАТО ЧР просто бродила туда и сюда. Экономическая ситуация в министерстве обороны оставляла желать лучшего, медленная реформа вооруженных сил страны, всё это вызывало постоянную критику со стороны Альянса. Смена министра обороны, с приходом во главу отделения Й. Тврдика в 2001 году, означали  кардинальные изменения в дальнейшем развитии. Формирования вооруженных сил, их профессионализм и инициативы в рамках НАТО, присоединение ЧР к борьбе против терроризма, означали, что вопрос безопасности стал уже общегражданским.  Эта тема затрагивалась и в парламентских выборах 2002 года и принесла победу ЧССД. Это было в первый и в последний раз, когда тема  безопасности помогла выиграть парламентские выборы.

Тяжелая экономическая ситуация сопровождалась необходимостью в ликвидации последствий после наводнений в 2002 году, это был конец амбициозным планам  на счет  реформ в сфере обороны. Это проявилось в отказе от покупки сверхзвуковых ЛА, так же пришлось остановить некоторые проекты связанные с реорганизацией войск ЧР. Не смотря на эту ситуацию, Чехия активно боролась в международных кампаниях против терроризма и прямо участвовала в действиях в Афганистане и Ираке. В связи с присоединением ЧР к акциям в Ираке снова была показана неопределённость нашей внешней политики. В то время, как Гавел говорил о поддержании общего нападения на Ирак, чешское правительство заявило нечто непонятное, и с чего нельзя было сделать вывод, за они или против.

Дальнейшей темой, которая взбудоражила общественность, был вопрос о вступлении ЧР в проект противоракетной обороны США и размещении радара на нашей территории. Для ЧР участие в противоракетной обороне, был одним из шансов стать “интересным” союзником. Таким образом открывалась дорога к новым технологиям и возможности более тесной военной и экономической кооперации с США.  Переговоры и действия, которые были начаты во время правления В. Шпидлы, были парадоксально  в дальнейшем отменены социал-демократами.  И когда давление проекта со стороны США ослабело, чешская реакция и позиция будила некое смущение.

Последние года в рамках безопасности страны, можно оценивать , как период упадка и сокращение военного бюджета. Сокращение бюджета вызванным экономическим кризисом, тронуло всех членов НАТО.   В чешских соотношениях всё сопровождалось завышенными покупками и военный бюджет стал  своеобразным резервом, в случае если где-то не хватало средств, они были переданы от Минобороны.

 Остаётся лишь один вопрос, если данная тенденция будет развиваться и дальше. Новое правительство в своём заявление опиралось на постоянно повторяющиеся фразы о активном членстве в НАТО и ЕС, борьбе против терроризма, впервые упоминалось о кибертерроризме.  Единственный кто может более менее отстоять свою точку зрения , президент Земан. Его четкая позиция в борьбе с терроризмом уже давно известна, его заявление о вовлечении наших войск на Голанских высотах, указывает куда будет направлена его внешняя политика. Его положительное отношение к России, находит отображение к событиям в Крыму, хотя он против российской интервенции, но всё же понимает :”интересы большинства русскоязычного населения”. Интересным является его взгляд на общую европейскую армию, который он впервые представил в прошлом году в университете Гумбольдта и в этом году еще раз повторил при своём выступлении перед делегатами Европейского парламента.

И если это всего лишь, как говорит он сам “европейская мечта”, ему удалось раскрыть тему, которая указывает на неспособность ЕС играть роль важного защитника  безопасности без помощи США.  В конце можно добавить, что поиск парадигмы безопасности всё еще продолжается и события в Украине могут быть определённым катализатором, где бы позиция правительства в целом “превратилась” до конкретного подобия.

Но вопросом остаётся, если нынешняя власть вообще имеет соответствующий потенциал. Противоречивые взгляды и заявления разных министров скорее только вызывают сомнения.

Автор: Томаш Коломазник

Перевод: Кыял Обозова

807