Нефтяная политика России на востоке и нефтепровод ВСТО

Динамичный рост Китая как экономической державы ставит под вопрос российско-китайские отношения, и особенно российскую энергетическую политику в отношении Китая. Эта тема является актуальной особенно в свете возникших споров в прошлом году по вопросу транзитных тарифов для китайской стороны, которая как кажется, исключительно самостоятельно решает, по какой цене ей платить, невзирая на подписанные документы. По-видимому, основной вопрос заключается в том, выгодно ли будет для России выстраивать энергетическое сотрудничество с Китаем в сложившихся условиях?

Согласно Энергетической стратегии России на период до 2030 года, утвержденной правительством в 2009 году, Россия должна увеличить долю своего восточного экспорта нефти с нынешних 6% до 20 – 25% в течение ближайших 20 лет. Но существует все еще много вопросов в отношении восточной нефтяной политики, на которые не был дан ответ. Российская политическая элита пытается усилить российское присутствие на восточном энергетическом рынке и одновременно уменьшить его на европейском, куда на данный момент Россия экспортирует примерно 90% своей нефти. Ключевым проектом в этой области является нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО) и развитие сопутствующих отраслей нефтяной промышленности, особенно в Иркутском регионе. Введение в эксплуатацию данных месторождений является жизненно важным, поскольку ожидается снижение добычи нефти в Западной Сибири и Волжском регионе. Диверсификация поставок энергоносителей является вполне логичным и жизненно важным шагом для энергетической безопасности любой страны, но возникает вопрос, чего будет стоить такая диверсификация для российской экономикой безопасности (в первую очередь в политическом смысле)? Руководство России также заинтересовано в китайских инвестициях на Дальнем Востоке и Восточной Сибири с целью развития там энергетического сектора. Россия с ее огромными природными ресурсами и Китай с динамично развивающейся экономикой наряду с ростом спроса на энергоносители, являются естественными партнерами для сотрудничества в сфере энергетики. Строительство нефтепровода ВСТО стало возможным во многом благодаря китайскому кредиту в размере 25 миллиардов долларов в обмен на гарантированные поставки 15 млн. тонн нефти в год в течение следующих 20 лет, а также (возможно) снижение цен на нефть.

 

Вопрос рентабельности

Цена на российскую нефть в Китае оценивается примерно в 60 долларов за баррель, что вдвое меньше мировых цен. Кроме того, китайская сторона пытается вести переговоры об установлении более низких транзитных тарифов. Таким образом, в первой половине прошлого года, китайская сторона заплатила цену, которую сама же и определила в качестве разумной, таким образом, задолжала России десятки миллионов долларов. По некоторым данным «Китай не соблюдает правовые документы и практически игнорирует международное законодательство. Кроме того, Пекин стремится снизить уже итак очень низкие цены на нефть». Проект ВСТО поставил перед собой амбициозные цели до 2030 года поставить ежегодно 80 млн. тонн нефти, однако многие эксперты сомневаются в реальности реализации этих целей. Некоторые из них убеждены, что мощности ВСТО не загрузятся полностью и будут варьироваться в диапазоне от 50 до 80 млн. тонн: «Эксплуатация нефтепровода может считаться рентабельной, только если объем поставок будет составлять более 50 млн. тонн нефти. В противном случае более выгодным вариантом является железнодорожный транспорт (президент РЖД Владимир Якунин лоббировал данный вариант транспортировки нефти несколько лет назад).

Основным риском для китайской ветки нефтепровода следующего от г. Сковородино в городской округ Дацин является ориентация только на одного потребителя, который приобретает с этой точки зрения очень сильные позиции на переговорах. Подтверждением этому явились китайские усилия, направленные на пересмотр действующих тарифов по транзиту, которые Пекин посчитал невыгодными для себя. Большинство экспертов полагают, текущие ставки по транзиту нефти в Китай невыгодными, особенно для русской государственной компании Транснефть. Если быть более конкретным, транзитный тариф составляет примерно 57 долларов за тонну, а затраты на него почти 140 долларов за тот же объем нефти. Причина, по которой транзит субсидируется государством, экономически объясняется тем, что Транснефть вынуждена транспортировать нефть почти через всю Сибирь от основного нефтяного месторождения Ванкор (Красноярский край) до ВСТО, что очень дорого. По мнению некоторых аналитиков, Транснефть теряет около одного миллиарда долларов ежегодно на транзит через ВСТО. Другие эксперты считают, что данный проект является явно убыточным для Транснефти, но в масштабе всей экономики России он может принести немалую прибыль благодаря созданию новой энергетической инфраструктуры, например, порта в Козьмино, единственный российский порт доступный для тяжелых танкеров. Козьмино предоставляет возможность транспортировать российскую нефть, куда угодно в мире в относительно больших количествах. Есть также опасения по поводу небольших нефтяных месторождений в Восточной Сибири и их рентабельности с точки зрения добычи, которая может стать рентабельной, если цены на нефть будут составлять не менее 80-90 доллара за баррель. В целом можно сказать, что проект ВСТО является убыточным и на данный момент стоит бюджету России огромных денег. В данный момент все говорит о преобладании интересов геополитики и политических аспектов в вопросе диверсификации не в сторону европейских рынков, особенно в условиях, когда транспортировка и добыча нефти являются явно убыточными. С другой стороны, нельзя исключать получение реальной экономической выгоды от нефтяной диверсификации в будущем при условии, что цены на нефть будут высокими, а энергетическая инфраструктура во всем регион полностью развитой. Сейчас еще существует много нетронутых нефтяных месторождений, начало разработки, которых ожидается не ранее, чем в 2016 году.

 

Достаточно ли нефти для Китая?

Многие эксперты опасаются, что в Восточной Сибири не хватит нефти для наполнения ВСТО и высказывают мнение, что спад в освоении традиционных нефтяных месторождений и открытие нового рынка, будет означать не что иное как отказ от старых рынков и их замену новыми, прогнозы по рентабельности которых далеки в сравнении со старыми. По их мнению, Россия, конечно же, должна экспортировать нефть в Китай, но по другим, более выгодным условиям. Разработка нефтяных месторождений Восточной Сибири в настоящее время находятся на начальной стадии развития, уровень их освоения в прошлом году составил всего несколько миллионов тонн, что является явно небольшим показателем для ВСТО, чья максимальная мощность в будущем должна составить 80 млн. тонн. Несмотря на высокий потенциал природных ресурсов в Восточной Сибири, они остаются почти нетронутыми из-за географической удаленности и сурового климата. Слабая инфраструктура в этом регионе осложняет как транспортировку необходимого оборудования, так и экспорт продукции. По самым оптимистичным прогнозам нефтяные месторождения Восточной Сибири могут предоставить около 45 млн. тонн к 2020 году, но новый налог на эти месторождения может замедлить их разработку. Действующая система налогообложения делает эти нефтяные месторождения нерентабельными. Согласно анализу Фонда национальной энергетической безопасности, восточная энергетическая стратегия России базируется на сомнительном предположении об устойчивом росте нефтедобычи, который должен обеспечить сохранность европейских рынков и «завоевание» новых на Востоке. Освоение в Восточной Сибири протекает очень медленно, таким образом, вся система Восточной энергетической политики направлена на транспортировку нефти из Западной Сибири (месторождение Ванкор) в Китай. Экономический смысл этих шагов также не очень ясен.

В общем и целом Восточная стратегия России базируется на предположении, что чем раньше Россия сможет обеспечить поставки своих энергоносителей на китайский рынок и укрепит, тем самым там свои позиции, тем больше прибыли и политических дивидендов она заработает от экспорта. Однако, с точки зрения многих экспертов, такая политика должна быть реализована на лучших условиях, более выгодных для Москвы.

822