Перспективы развития и расширения Таможенного союза и Единого экономического пространства

Ближайшие новые члены Таможенного союза и Единого экономического пространства (ТС-ЕЭП) – это Киргизия и затем Таджикистан, которые, вследствие низкого уровня развития своих экономик не смогут усилить совокупный потенциал данного интеграционного объединения, но могут нарушить финансово-экономический баланс, устанавливаемый в настоящее время между Россией, Белоруссией и Казахстаном. В то же время, вступление Киргизии и Таджикистана в ТС-ЕЭП будет способствовать ускоренному разрешению водно-энергетического кризиса в Центральной Азии, что улучшит экономический и инвестиционный климат на совокупной территории этих двух стран.

Возможность вступления Украины в Таможенный союз невысока, но присутствует. Соответствующие расчёты выгод и потерь при различных сценариях вступления Украины, подготовленные Российской академией наук и Национальной академией наук Украины, наглядно показывают украинскому руководству и влиятельным украинским экономическим кланам реальные выгоды вступления в ТС-ЕЭП, а также потери при вступлении Украины в ассоциацию с ЕС. Учитывая готовность России и стран ТС-ЕЭП подключить к данному проекту Украину уже в 2012 году и, при этом, неготовность ЕС создать зону свободной торговли с Украиной ранее 2015 года, отражаются на действиях истеблишмента Украины: начат процесс присоединения Украины к техническим регламентам Таможенного союза с перспективой полноценного вступления Украины в ТС в 2012-2013 гг., либо на специальных условиях по формуле 3+1. Вместе с тем, вступление Украины на особых (неполных) условиях способно вызвать кризис ТС-ЕЭП из-за внедрения механизмов, снижающих эффективность наднационального управления, предполагающегося в рамках Евразийской экономической комиссии. В вопросе вовлечения Украины в ТС-ЕЭП многое будет зависеть от реального политического курса В. Путина в отношении Украины. Здесь возможны политические риски. Политика Путина с большей степенью вероятности будет жёсткой в вопросах столь высокого приоритета, требующих существенных финансово-экономических затрат со стороны России. Но со стороны России будут применены все возможные меры к тому, чтобы Украину включить в Таможенный союз. Вместе с тем, отношения между двумя крупнейшими экономиками постсоветского пространства – России и Украины – не будут дестабилизированы до уровня, характерного периоду президентства Виктора Ющенко.

Страны ТС-ЕЭП видят в данном проекте инструмент по получению особых условий доступа на ёмкий российский рынок и упрощению торгово-экономических отношений с ведущими экономиками мира за счёт российского экономико-политического потенциала и влияния. Сторонники ТС предполагают, что участие в интеграционных проектах с участием России останется для Белоруссии, Казахстана и, тем более, Киргизии и Таджикистана, единственной возможностью войти в мировое интеграционное пространство, в мировую экономику. Включённость в региональную интеграцию в долгосрочной перспективе обеспечит странам-участницам взаимный доступ к ресурсам объединённого внутреннего рынка, мировым рынкам и другим интеграционным объединениям на особых условиях (Комиссия Таможенного союза – Евразийская экономическая комиссия ведёт переговоры с ЕС и Европейской ассоциацией свободной торговли о создании ассоциации с ТС-ЕЭП. Аналогичные переговоры ведутся со странами АСЕАН), защиту инвестиций.

Через интеграцию страны ТС-ЕЭП будут способны цивилизованно противостоять нежелательной экспансии внерегиональных акторов (например, Китаю в Центральной Азии). Россия видит в ТС-ЕЭП инструмент укрепления своего экономического и политического влияния на территории стран-членов, а также доступа к их ресурсам и сбыта своих товаров и услуг и повышения своего имиджа на международной арене как страны-лидера. Как региональный экономический и политический лидер, Россия выражает интерес к форсированию экономической интеграции на основе взаимовыгодности и равноправия и готова увеличивать вложения ресурсов в развитие ТС-ЕЭП в случае адекватной политики партнёров по данному объединению.

К 2015 году возможно создание механизмов координации внешнеэкономической политики стран ТС-ЕЭП. С 2015 года созданный на базе ТС-ЕЭП Евразийский экономический союз в составе России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана начнёт проводить на мировом рынке единую внешнеэкономическую политику, что создаст предпосылки и для координации и консолидации внешней и внутренней политики всех стран-членов. С декабря 2011 года в ключевых российских государственных органах стартовал процесс разработки необходимой для этого нормативно-правовой базы. Данная база вырабатывается с учётом соответствующих баз ЕС и ВТО, что обеспечит не самоизоляцию Евразийского экономического союза, а его предсказуемость, но с цивилизованными рычагами влияния и защиты на мировых рынках.

В то же время, российская продукция зачастую проигрывает аналогичной продукции из Китая, попадающей на рынки «таможенной тройки», прежде всего с территории Казахстана и Белоруссии. Китай замещает не только российскую продукцию для потребителей в Казахстане и Астане, но и делает неконкурентной продукцию белорусских предприятий на российском рынке. Экспортный потенциал ТС-ЕЭП пока остаётся ограниченным, в основном это природные и энергоресурсы. Интеграция стран ТС-ЕЭП является чрезвычайно политизированным вопросом. Учитывая особенности политических режимов стран ТС-ЕЭП, являющихся преимущественно авторитарными, это закладывает в основу развития проекта элементы нестабильности, которые могут иметь труднопредсказуемые последствия. При этом, пока не достаточно разработаны антишоковые механизмы выхода страны-члена из ТС-ЕЭП в результате резкого изменения её внутриполитической ситуации. А также пока не достаточно разработаны механизмы предотвращения политических рисков и политической стабилизации. Такие механизмы должны быть выработаны после 2015 года – в рамках Евразийского (экономического) союза.

Страны ТС-ЕЭП пока ориентированы преимущественно на тактические цели своего участия в интеграции, чем стратегические, что так же служит риском. К таким тактическим целям относятся: получение российских энергоносителей по заниженным ценам, решение транзитных проблем, при этом с трудом подключаются к механизмам гарантии исполнения обязательств по причине опасения за экономический и политический суверенитет, что свидетельствует о сохраняющейся политической незрелости элит стран ТС-ЕЭП, принимающих решения. В отличие от остальных партнёров по ТС-ЕЭП, Россия ставит перед собой именно стратегические цели участия в процессах глубокой экономической интеграции, будучи заинтересованной не только в собственном экономическом развитии, но и в создании пояса экономико-политической стабильности и благополучия по периметру своих границ и на всём постсоветском пространстве. Тактические интересы партнёров по ТС-ЕЭП часто вступают в противоречие со стратегическими интересами России, при этом партнёры России нередко попадают под влияние внерегиональных акторов, что затрудняет развитие интеграции в рамках ТС-ЕЭП.

В любом случае, финансово-экономические и политические ресурсы России, достаточные для форсирования интеграции на постсоветском пространстве, объективные потребности государств региона, осознавшие низкую конкурентоспособность своих экономических и политических систем, а также стратегическая обстановка в данном регионе, характеризующаяся снизившимся после мирового финансового кризиса уровнем активности внерегиональных акторов, в целом благоприятствуют дальнейшему формированию ТС-ЕЭП, вступлению в него новых членов (в том числе Украины) и преобразованию в Евразийский экономический союз.

Владимир Перебоев

 

2997